Recents

Самый счастливый день

Это была третья беременность. Мы предохранялись - отношения с мужем были, казалось, в самый безопасный день цикла. Но беременность наступила. Второму ребенку было только полтора года, и мне страшно было подумать, что все придется пережить снова: непростая беременность (мне казалось, я еще не успела отдохнуть от огромного живота), младенец, неспокойные ночи, проблемы с грудью… Тогда я ее очень не хотела. Мое малодушие дошло до того, что я мысленно (очень горячо, со слезами на глазах!) попросила Бога, чтобы беременности не было. Но Бог мудр и милостив, Он не послушал безумную, ослепленную страхом и эгоизмом мать. И я не устаю благодарить Его за это и каяться за ту просьбу, за то мое нежелание рожать этого ребенка. Эту замечательную мою дочку, которой теперь уже 13 лет, и которая так беззаветно любит меня, всех нас и весь этот мир. Такой светлый, добрый человечек родился!

Но я хочу рассказать историю этой беременности, чтобы женщины знали, что бывают минуты слабости, и даже не минуты, а долгие, невыносимые дни. И очень важно, а главное - стоит их пережить, не поддаться. И тогда мы будем вознаграждены. Получим даже больше, чем заслуживаем. Во сто крат.

Этой беременности не хотела я. Ее не хотел никто. Двое детей есть. Денег едва хватает. Малыш с рук не слезает. Тяжело. Долги за квартиру, двухкомнатную, только недавно отдали, не успели еще вздохнуть. А тут - третий ребенок. Снова тесно, снова затягивать пояса…

Наверное, от всех этих мыслей у меня начались боли в низу живота, и я стала надеяться, что это не беременность, что просто задержка. Пошли как-то в гости, и там, чтобы уверить саму себя, что не беременна, “маханула” рюмку водки. Вот после этого, когда вернулась домой, и плакла, и просила о том, о чем теперь раскаиваюсь, и надеюсь на прощение.

Живот и поясница ныли, я ждала, и быть может пошла бы уже в поликлиннику (с малышом на руках это не так просто), если бы не парализовало мою бабушку, и в связи с этим не возникла срочная необходимость лететь к ней и маме за 2 тысячи км. Я садилась в самолет и плакала, потому что мне было страшно, но не из-за бабушки, а из-за возможной беременности. Я брала давольно тяжелого сына на одну руку и чемодан - в другую, чтобы ускорить то, чего я ждала. Когда я прилетела к маме, то продолжала таскать тяжести: по два ведра каши для поросят. Потом устроила себе такую горячую ванну, что с сердцем стало плохо. Наконец-то, казалось, я добилась своего: началось кровотечение. Радостно сообщила по телефону мужу, известила о “нездоровье” маму… Но на второй день кровотечение остановилось. Мама заподозрила неладное и заварила мне на всякий случай какую-то травку, которая “восстанавливает цикл”. Поехать к врачу мы тотчас не могли, так как были выходные дни, продленные праздниками. А когда я попала к врачу, то на УЗИ подтвердили: 6 недель беременности, начинающийся выкидыш, сгустки крови в матке, частичное отслоение плаценты, сердцебиение ребенка… “+”. Так было написано в заключении. Вот этот “+” и сыграл тогда главную роль. Я представила себе этого кроху, которого так усердно последние две недели я же и пыталась убить: тяжести, ведра, водка, слезы, абортивное зелье, ванная… А он, этот кроха, держится там за последнюю ниточку, и сердце его (какого же оно размера?!) бьется. Каким же оно должно быть сильным, это сердце! Как же ему хочется жить! Этому малышу, размером в половину моего мизинца!

Врач УЗИ сказала: вам лучше почиститься, так как если в таком состоянии сохранять ребенка, навряд ли он будет нормальным. Врач-гинеколог даже не српашивал, сказал прийти на следущий день с паспортом и халатом. Я спросила его: “А что будет, если ребенка сохранить?”, на что врач только пожал плечами: “Зачем он тебе?”. Но я тогда уже приняла решение. Я не могла лечь на сохранение: на руках у меня была парализованная бабушка и малыш, мама после сложной операции, котрой нельзя поднимать тяжести, к тому же я знала: никто меня с этой беременностью не поддержит. Значит, ни про какое сохранение в стационаре не могло быть речи. Но откуда-то внутри меня родилась уверенность, что все будет хорошо и без стационара. Мне вдруг страшно захотелось, чтобы не было никакого выкидаша, чтобы этот малыш, у которого сердцебиение “+”, обязательно вышел победителем. И я почувствовала, что теперь, вдвоем с ним, мы - сила. Мы все преодолеем, все сможем. Мы с моей крошечной тогда дочушкой стали поддерживать друг друга.

А нам было нелегко. Мама, волевая и энергичная женщина, как только ни старалась “ради моего же благополучия” давить на меня. Были уговоры и скандалы, оскорбления и даже угрозы, - мол, не буду пить лекарство, назначенное после операции, и умру, если ты не послушаешь меня. Моя милая, дорогая, любящая меня мамочка даже вставала передо мной на колени. Как же мы все можем ошибаться и думать при этом, что правы! Муж, тоже очень любящий, узнав о нашем жестком с мамой противостоянии, сказал по телефону (нас разделяли тогда 2 тысячи километров): “Если надо выбирать между мамой и этим ребенком, то выбирай маму”. И откуда у меня, человека в общем-то давольно легкомысленного, была тогда уверенность, что он тоже ошибается, что выбор этот - ложный? Что на самом деле я выбираю только между собой теперешней и другой женщиной, которая, пойдя на аборт, уже не будет мной, это будет чужой мне человек, не я. Откуда это было у меня? Разве не от Бога? Разве не от ангела-хранителя? Разве не свыше?

Был еще момент, который может удивить. Бабушка, моя любимая, дорогая моя бабушка. .. Она думала тогда, что умирает. И она сказала, что последнее ее желание, чтобы я послушалась мать и сделала аборт. Бог дал бабушке пожить еще 5 лет, и я думаю, Он простил ее. Ведь она, видя, какая из-за моей беременности жуткая атмосфера в доме, решила взять грех на себя. Но во мне уже было Знание и спокойствие. Я плакала, конечно, но вечерами, когда ложилась спать со своим полуторагодовалым сынишкой, я ложила руку на живот и мыслено разговаривала с тем, у кого сердцебиение было “+”. Что все эти ссоры и споры рядом с этим маленьким сердцем, которое бьется несморя ни на что, и которое бьется внутри меня, и сейчас только от меня зависит, будет ли оно биться дальше?

И мы выстояли. Тогда я впервые мысленно обратилась за помощью к Богородице. Я попросила Ее помочь мне сохранить этого ребенка.

В 6 месяцев я вторично прошла УЗИ. Я, конечно, боялась и за ребенка, и за последствия моих попыток “восстановить цикл”. Но оказалось, что все хорошо: плацента нормальная, ребенок тоже; вся кровь, котороя была в матке, рассосалась видимо. В декабре я родила дочку. Я помню этот день, - он один из самых счастливых в моей жизни. Она родилась ночью. А утро было таким красивым: в нашу палату влетали искрящиеся на солнце снежинки (мы открыли окно, чтобы проветрить). И все это было похоже на сказку. Но язнала, что это мир встречает мою дочушку. Салютом встречает маленькую победительницу, ангелочка, который победил все страхи своей любовью.

В нашей семье трое детей. Бог все нам дал. У нас четырёхкомнатная квартира, и еще две однокомнатные, две машины, хороший ремонт… Главное, конечно, не в этом. Деньги… ну их всегда не хватает. Как и времени. Чтобы готовить, убираться, успевать все делать на работе. Я устаю, может, не очень хорошо слежу за собой, может, не очень хорошо одеваюсь (все это, правда, навряд ли зависит от количества детей). Нельзя сказать, что мне очень спокойно (вот сейчас, например, я переживаю за своего младшего сына-подростка: замкнулся, не делится тем, что у него на душе). Но я так рада, так бесконечно благодарна судьбе за то, что тогда сделала правильный выбор. За то, что тогда мы с моей дочушкой устояли и все смогли.

Девочки, женщины, не бойтесь. Ничего не бойтесь. Ребенок - это трудно, это страшно, это неспокойно. Неважно - первый, второй или третий. Думаю, что вообще неважно, какой по счету. Потому что он уникален и неповторим. Но он стоит всего. И все преодолимо. Потому что никто нас так не любит, как наш ребенок. И ничто не сравнимо с той радостью, которую он дает. Тихой и светлой.

Ольга

http://www.noabort.net

..

Самый счастливый день Самый счастливый день Reviewed by fryevhen on 2:36 AM Rating: 5

No comments:

Facebook

Powered by Blogger.